пошук  
версія для друку
06.09.2016 | Соломея Снег

Будни КПВВ. «Пойдите у своего Плотницкого спросите, чего тут стоите!»

   

Харьковская правозащитная группа пообщалась с очевидцем, который собственными глазами увидел "изнутри", как работают пункты пропуска на линии разграничения...

"Так уж сложилось, что за две с небольшим недели мне пришлось на своей шкуре испытать все прелести стояния в многочасовых очередях на нескольких КПВВ, чтобы попасть на неподконтрольную Украине территорию и вернуться обратно.

15 августа в т.н. «ЛНР» через КПВВ «Станично-Луганский» прошла достаточно быстро и беспроблемно.

В 15.00 была на переходе, а в 17.00 уже в Луганске. Очереди не было. Не могу сказать почему. Может быть от того, что проходила в понедельник и после двух часов дня.

Однако дальше было веселее.

Обратно в Украину пришлось ехать через КПВВ «Зайцево-Майорск». Из Луганска выехала автомобилем в 10.00. На первом блокпосту «ДНР» в Никитовке - в 12.00.

В 13.00 беспроблемно прошла все «ДНР»-проверки и въехала в «серую зону» за последним блок-постом «ДНР». На этом, собственно говоря, весь мой путь домой был окончен.

Прошло чуть больше шести часов ожидания въезда на территорию Украины под палящим солнцем, а четырехкилометровая очередь из автомобилей двинулась вперед лишь метров на сто. Дети в авто плакали, женщины держались за головы, мужчины нервно курили и ходили дружным строем от начала в конец очереди, старики пытались спать.

В 17.50 со стороны Зайцево начала работать автоматная очередь. А еще через пару минут грохнул миномет. Столб дыма от упавшего где-то недалеко в лесополосе снаряда расставил все точки над І: никто никуда уже не едет. Оставалось решить одну проблемку – выбраться побыстрее в безопасное место. Миномет стал работать чаще и ближе. Очередь заметалась по «серой зоне». Украинская сторона полностью перекрыла въезд. Сторона «ДНР» полностью перекрыла выезд. У мамочек и детей началась истерика. Мужчины пытались успокоиться сами и успокоить своих пассажиров. Кто-то кричал: «В посадку все!». Кто-то кричал: «Спрячьтесь за автомобили от осколков!» Прибежал ополченец (и это особо грустно! Не украинский солдат!) и начал разруливать панику.

Автомобили, в которых были дети и старики провел без очереди в сторону «ДНР». Потом постепенно вывел всю остальную паникующую толпу. Миномет, поочередно с тяжелым пулеметом, продолжал работать. 40 минут ужаса (первый раз в жизни я боялась) и снова в «ДНР».

19.00 – ждать, что все-таки получится проехать в Украину через этот КПВВ, становилось все бессмысленнее. Решила попытаться успеть на КПВВ «Гнутово», ибо ночевка в поле «ДНР» не сильно радовала своей перспективностью.

Добралась до поселка Тельманово в 21.30. Ехать дальше не имело смысла. Как оказалось, КПВВ работают до 19.00 в осеннее время суток. Дальше - ночевка в автомобиле среди чистого поля.

6.30 утра следующего дня. Я на КПВВ «Гнутово». Впереди уже 8 автомобилей. В 7.00 КПВВ начал работать. Очередь двигается достаточно резво. В течение получаса въехали на территорию Украины все автомобили.

Из всех контрольных пунктов, которые мне пришлось пересечь за две недели, «Гнутово» можно смело назвать образцово показательным. Я не видела там оружия. Это показатель. Зачем людей лишний раз пугать? Пограничники, фискальщики и СБУшники на проверке документов и вещей вежливые и корректные, плюс работают очень быстро, в отличие от персонала остальных КПВВ. В 18.10 я была на въезде в Харьков.

1 сентября снова еду в сторону ЛНР. Снова через КПВВ «Зайцево - Майорск». В этот раз на всякий случай пошагово записываю все свои наблюдения.

9.30 – стою перед КПВВ.

10.47 – прошла первую по счету проверку. Личные вещи. Достаточно вежливо, мужчина в военной форме своими собственными руками вынул все мои вещи из чемодана, включая косметику из косметички. Спросил, где работаю, и количество времени, которое работаю в организации. Наверное, такой дополнительный контроль на наличие сепаратизма в моей голове.

10.00 – стала в основную очередь на прохождение паспортного контроля. Впереди человек 200 примерно. Основная часть народа – пенсионеры.

10.12 – очередь двинулась метров на 5 вперед.

10.15 – вся очередь шагнула назад. С переднего края кто- то крикнул, что «пешеходку» временно закрыли. Обещают, что скоро все откроется. Работает только одно окно проверки паспортов.

10.17 – подъехал очередной рейсовый автобус из Бахмута. Очередь выросла на 50 человек. У народа начинает лопаться терпение. Крики с претензиями: «Я была первая!» начинают гулять по очереди.

10.30 – проехали первые с 7.00 до этого времени 5 автомобилей из транспортной очереди в зону паспортного контроля и проверки транспорта, который двигается в сторону «ДНР». Со стороны «ДНР» в сторону Украины не проехал еще ни один автомобиль с начала открытия КПВВ и до этого времени. По состоянию, когда я подъехала к КПВВ (9.30), очередь из автомобилей составляла метров 800.

10.35 – со стороны «ДНР» в зону паспортного контроля украинской стороны въехали 6 автомобилей.

10.40 – подъехал очередной рейсовый автобус со стороны Бахмута. Очередь выросла еще на 50 человек. При этом вперед очередь двинулась на буквально один шаг.

На улице градусов 25 по Цельсию. Стоять можно. Не совсем понимаю, как люди выдерживают, когда на улице +45.
Проходит мимо украинский военный и пытается острить что-то вроде: «Что стоять надоело?» Ответ из очереди: «Сыночек, да я в эту очередь-то стал, когда ты только родился…»

Надо отметить, что молодые мамочки с детишками до трех лет проходят вне очереди.

Мужчина, который стоит впереди меня оглядывается назад и начинает оптимистично-философскую речь: «Нужно везде позитив искать. Воспитывайте в себе терпение. Любовь к ближним. Учитесь сопереживать тем, кто только, что присоединился к очереди».

10.46 – подъехал очередной рейсовый автобус со стороны Бахмута. Пополнение очереди еще на 50 человек.

Очередь – это прекрасно. Свой собственный микроклимат. Народ начинает делиться на небольшие группы по интересам. Вместе курят, ходят в туалет, обсуждают ситуацию в стране. Многим нужно добираться до Луганска. Поэтому держатся вместе. Обсуждают возможность и невозможность добраться до дому в течение светового дня.

11.55 – прошла паспортный контроль. В 10 метрах от вагончика военных стоят рейсовые автобусы, которые везут очередь в сторону Майорска, нулевого «ДНРовского» поста. Автобусы набиваются пассажирами до упора.

12.37 – заполненный до отказа автобус трогается с места. На ходу запрыгивают две бабульки.

- Сыночек, нам до Отрадовки. Возьми, а…
- Не положено. Запрещено останавливаться там, где нет официальной остановки. Военные не разрешают.
- Мать твою! Я же с тобой сюда сегодня утром ехала!
- Сейчас не положено! Иди у военного спрашивай!

Одна из бабулек остается стоять в автобусе одной ногой. Держит дверь, чтоб автобус не уехал. Другая – бросает сумки и бежит к военному.

- Сыночек, - дергает за рукав военного, - нам до Отрадовки доехать надо. А без твоего разрешения водитель не берет.
- Не положено. На Майорск езжайте.
- Что ж вы ….ть, над местными- то издеваетесь!!! Мне 10 минут до поворота на Отрадовку ехать автобусом! А от Майорска потом, что пехом два часа шагать с сумками по жаре?! Или ты меня понесешь?!
- Ваши проблемы. Не положено.

Бабульки бились за свои права еще пару минут. Влезли в автобус, несмотря на возмущения водителя. Дверь закрылась. Автобус тронулся. Бабульки вышли на Отрадовском повороте.

От Зайцево до Майорска едем 30 минут по «серой зоне».

13.05 – прибыли на Майорск. Нулевой пост. Пассажиры вышли. Водитель вернулся в сторону Зайцево за очередной партией пассажиров.

За нулевым постом в сторону «ДНР», жизнь бьет ключом. Автобусы ждут своих пассажиров. Можно уехать практически в любом направлении. Дебальцево, Горловка, Енакиево, Луганск, Углегорск, Алчевск, Брянка.

Подхожу к водителю, который направляется в сторону Луганска.

- Сколько стоит билет?
- 500 рублей или 200 гривен. Отправляемся в 14.00.

Расплачиваюсь гривной. Иду на поиски кофе. Рядом с самоорганизованным автовокзалом расположился импровизированный рынок. Чай, кофе, сигареты, пирожки с капустой, картошкой, яблоками. Вокруг всего этого движения по обочинам стихийная свалка. Ни единого мусорного бака, ни единого бака с питьевой водой, ни единой скамейки или зонта от солнца.

Беру на страх и риск пирожок и стаканчик кофе. Продавщица:

- Чай – 10 гривен или 30 рублей, кофе – 10 гривен или 30 рублей, пирожок – 7 гривен или 21 рубль.

Отмечаю, что в сторону Украины очередь составляет 35 машин, но автомобили продолжают подъезжать. Стоят намертво. Вперед не двигаются ни на сантиметр.

14.08 – автобус отправляется в сторону «ДНР».

14.12 – вижу флаг Советского Союза и России. Нулевой пост «ДНР».

14.15 – в автобус входит молодой «боец» с золотым передним зубом. Без оружия. Начинает диалог:

- Как дела? Вооруженные есть?
- Только языком! – раздается с заднего сиденья.
- Счастливого пути!

14.17 – еще один блокпост «ДНР». Вокруг ходят, судя по внешнему виду, профессиональные военные в полном обмундировании российского образца. Бронежилеты, автоматы, каски. Водитель останавливает автобус, берет из собранной с пассажиров кассы 300 рублей, выходит из автобуса со словами: «Пойду ребяткам гостинчик отнесу. Сейчас без денюжки никуда…» Таких гостинчиков от первого поста «ДНР» до Луганска водитель давал три раза.

14.26 – наш автобус подъехал на паспортный контроль «ДНР». Таможенный контроль боевики соорудили из разбомбленной автозаправки на въезде в Горловку. Впереди очередь из двух рейсовых пассажирских автобусов и нескольких десятков автомобилей.

15.17 – пассажиры автобуса, в котором я ехала, прошли паспортный контроль. Если так можно сказать, конечно. В автобус вошел молодой боевик, собрал у всех паспорта, вышел. Через 20 зашел обратно, раздал паспорта, пожелал счастливого пути, вышел. Мы поехали дальше.

16.00 – «таможня» между «ЛНР» и «ДНР». Расположилась на Бахмутской трассе. Там, где огромный перекресток в Дебальцево с направлениями на Красный Луч, Луганск, Углегорск и Бахмут. Жалкое зрелище… Вернее более жалкое, чем все, что было раньше на территории «ДНР». О том, что это таможня говорит только зеленая табличка с надписью: «Внимание: зона таможенного контроля» и флаг «ДНР». На мешках с песком восседают два ополченца. Наш водитель вышел из автобуса, отдал гостинчек, мы поехали дальше. Паспортов никто не проверял.

17.55 – я в Луганске.

Отдышалась несколько дней. Еду в Украину.

4 сентября 8.00 утра. Я на КПВВ «Станично – луганский». Сторона «ЛНР». Полным полно рейсовых автобусов, которые подвозят желающих идти в Украину. Очереди нет. Боевик выстраивает людей в шеренгу по 5 человек и пропускает на «паспортный контроль». Спрашиваю много ли народу уже прошли в сторону Украины.

- Мы тут вообще-то с 6.00 работаем. А Европа аж до 8.00 спит. В Украину за два часа уже больше тысячи человек пропустили.

8.30 – прошла паспортный контроль «ЛНР».

Дальше путь через разрушенный мост по деревянному настилу. Для стариков это истинное испытание на решительность. Впереди меня родственники переводили бабульку лет 80 – десяти с хвостиком через этот настил. Зрелище не для слабонервных. Бабушка, которая и по ровному–то асфальту ходит с трудом с учетом своего возраста, испытывает немалые трудности, чтобы перебраться через эту деревянную тропу испытаний.

На промежутке от "ЛНР" до Украины очень резво мельтешат грузчики, которые за фиксированную плату готовы перетянуть тяжеленные сумки и ящики с продовольствием, средствами личной гигиены и т.д. Перенести через переход одну сумку стоит 20 гривен. Паренек, лет 16, улыбаясь, отмечает, что эта "работа" - его основной заработок. За время работы КПВВ в день можно заработать до двух тысяч гривен. Про себя ужаснулась и поплелась дальше.  

Как оказалось, ад начинается примерно через километра два, когда, пройдя пешком, ты оказываешься уже на подконтрольной Украине территории. Я несказанно обрадовалась развивающемуся желто-голубому флагу и быстрее пошагала в очередь.

Впереди меня уже стояли те тысяча человек, которые пришли из «ЛНР». Жара. Очередь, как и полагается стоит намертво. Процесс прохождения КПВВ чрезмерно забюрократизирован.

Общаюсь с местными. Луганчанин делится впечатлениями: «Дурость какая-то! Проверки на «сепарских» блокпостах упрощены и не занимают много времени. Тогда, как со стороны Украины приходится отстоять не одну очередь, чтоб оформить документы, целесообразности которых я лично не понимаю! Из-за такой работы украинской части на КПП в Станице Луганской дискредитируется сам замысел вернуть неподконтрольные территории Луганской области в состав Украины! Стоять можно по 7-8 часов! И ни на шаг не двинуться вперед!»

К нашему диалогу подключается пожилая женщина:

«Как по мне, так это вообще не нужно и бессмысленно. Отстояв очередь, ты снова проходишь примерно километр, чтобы снова оказаться в очереди, в который к тебе подойдет проверяющий и заберет талончик, который тебе вручили километром раньше! Люди на нервах, много ругани в очередях, доходит иногда до драк. За всем этим наблюдают пограничники и МЧСники, и очень обидно, что никто и ничего не хочет делать, как-то упростить эти моменты. Как при таком отношении к людям Украина собирается возвращать тот же Луганск под свой контроль? Мне непонятно. Ведь все можно сделать намного проще и быстрее, без издевательств над нами!»

Моего терпения хватило на 4 часа. Жара усиливается. Очередь стоит мертво. Впереди прогуливается украинский военный с кружкой чая, не обращая и малейшего внимания на просьбы толпы работать хоть немного быстрее. В 13.00, когда толпа стала возмущенно требовать пропустить людей на паспортный контроль, украинский военный раздраженно выкрикнул:

- Идите к своему Плотницкому права качайте! А тут стойте молча, сколько положено!

Пошла на переговоры к военным. Ибо терпение лопнуло, а шансы уехать в этот день в Харьков стали медленно, но уверенно стремиться к нулю. Ровно 40 минут беседы глухого с немым окончились частичной победой очереди над бюрократией. Солдат пытался рассказать, что у таможенников обед, а мы (очередь) должны иметь совесть и понимание к людям при исполнении. При этом с десяток раз пришлось слышать укоры вроде: «Идите Плотницкому скажите!...Идите бабкам скажите, которые на референдум ходили!... » и т.д.

Очередь двинулась. Пришли на паспортный контроль. Пограничник одним пальцем, никуда не торопясь, вбивает данные в свою базу. Работает одно окно проверки документов на вход в Украину и одно на выход из Украины. Хотя предусмотрено 4 окна в одну сторону и 4 в другую.

14.00 – я в Станице Луганской. Бегу на такси, чтобы добраться до Рубежного, а там поездом - до Харькова.

22.15 – я в Харькове.

Из всего вышепересказанного можно сделать вывод о том, что практически все КПВВ работают максимально забюрократизировано и неэффективно. Все, что делает украинская сторона, скорее отталкивает людей от Украины, чем помогает полюбить ее и принять со всеми, дай Бог, временными трудностями в передвижении.

Большинство сотрудников, выполняющих свой долг на КПВВ, к людям относятся некорректно и даже по-хамски. Люди в военной форме даже отдаленно не понимают, что создают колоссальные и нерешаемые трудности в передвижении между КПВВ местному населению.

К примеру, на том же промежутке в 18 километров между Зайцево и Майорском, расположились 20 территориальных громад и люди, проживающие там, вынуждены мириться со всем тем ужасом, в который их вогнало государство. Каждый раз, чтобы попасть из Бахмута в ту же Отрадовку, Курдюмовку или Кодемо люди, преимущественно старики, вынуждены простоять 5-7, а то и больше часов в очереди через КПВВ, хотя пересекать линию разграничения чтобы попасть домой им не нужно.

Если так пойдет и дальше, то с каждым днем сторонников и поклонников Украины будет становиться все меньше и меньше".

От медиагруппы ХПГ добавим, что данная практика - снижение скорости пропускных процедур - зависит от непосредственного руководителя конкретного КПВВ. В частности, КПВВ "Гнутово" зарекомендовал себя с самой лучшей стороны. На КПВВ "Зайцево" уже в который раз арестовывают с поличным персонал КПВВ вместе с крупными суммами денег. 

Сами бойцы КПВВ говорят о том, что таким образом они воспитывают местное население на предмет любви к России - "Не нравиться, езжайте в Россию!" На наш взгляд, данная концепция малограмотна и незаконна. Через пункты пропуска ежедневно проходят десятки тысяч людей, большая часть из которых остро ненавидит не только молодые республики, но и после подобного воспитания, и саму Украину.

Остро нуждается в коррекции и 415 Постановление о "Временном порядке пересечения линии разграничения". К нашему видению изменений 415 Постановления мы вернемся чуть позже...

Наш вывод - работа КПВВ обязана быть поставлена под жесткий контроль гражданского общества. В настоящий момент это составная часть международного имиджа Украины. Лакмусовая бумага для формирования выводов о том, насколько близко Украина подошла к интеграции в Европу...

Спутниковые снимки очередей на блок-постах и пунктах пропуска через линию разграничения
 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори