пошук  
Права Людини в Україні. Інформаційний портал Харківської правозахисної групи
версія для друку
01.05.2019 | Николай Поляков, юрист юридической сети «Миграция и Право» Правозащитного Центра «Мемориал»

Бремя неправды, или Трудные пути беженцев

Беженцы из Луганской области в Брянске
   

По недавним сообщениям официальных СМИ, подходящий климат, семейные обстоятельства, возможность найти достойную работу – это лишь несколько причин, по которым в Брянскую область переезжают жители бывших стран СССР; а, мол, госпрограмма переселения соотечественников позволяет им в короткие сроки оформить российское гражданство. Но так ли?

Действительно, наш регион принял несколько десятков тысяч украинских беженцев. Благо в отношении братьев-славян действовали утвержденные Правительством РФ «Временные правила…», которые ныне, к сожалению, отменены, хотя беженцы из Украины продолжают прибывать. Но обустроить всех в «чистой зоне» практически невозможно, и беженцы вынуждены селиться семьями, с малыми детьми, в юго-западных районах области, подвергшихся радиационному загрязнению в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС. Так что климат не у всех беженцев «подходящий», ибо ныне многие семьи проживают в местностях, официально именуемых зоной отчуждения, зоной отселения, зоной проживания с правом на отселение, зоной проживания с льготным социально-экономическим статусом. Правда, ежемесячно выплачивают им за это денежное пособие, по-народному «гробовые», но оно настолько мизерное, что только возмущает людей.

В большинстве своём коренные жители покинули эти зоны, передав свои дома и квартиры местным администрациям, а уж те распределяют это жилье беженцам, но и его часто не хватает. Возникли жилищные очереди. Брянский пункт Сети «Миграция и Право» ПЦ «Мемориал» помог крайне нуждающимся беженцам получить жилые помещения вне очереди. К примеру, по нашему обращению к губернатору области в одном из райцентров был выделен жилой дом беженке Нине Фёдоровой, и её двум детям. Но ей повезло еще и тем, что она – уроженка России, и с нашей помощью смогла восстановить гражданство РФ. Это и спасло ее и детей от нищеты: Нина, вместе с другими бывшими беженками, начала ездить на работу в Подмосковье. Сначала они трудились уборщицами в Подольске, а сейчас – на одном из частных предприятий в Пушкино. 06.04 она сообщила нам: «…работаем вахтой, по две недели; собираем на конвейере заказы…; зарплата 30 тыс. руб.; предоставляют общежитие, кормят один раз, но это самая настоящая каторга – 12 часов на ногах, не приседая. Если бы у нас, в райцентре, зарплаты были не 5–7 тыс. руб., то никто на вахты не ездил бы. У подруги один сын, и тот взрослый, а мне двоих поднимать. Вот и приходится ездить в рабство. Но ничего, мы все сильные – выдержим. Главное, чтобы здоровье не подкачало…. С уважением, Нина».

После всего пережитого, здоровье у Нины пошатнулось: уже три операции перенесла на щитовидке – онкология…

Все наши бывшие подзащитные стали друзьями Брянского пункта Сети «Миграция и Право» ПЦ «Мемориал», и они по-прежнему обращаются к нам за различной юридической помощью. Попытаемся помочь Нине найти достойную работу в регионе, хотя это очень трудно.

А что касается тех беженцев, которые решили стать участниками госпрограммы переселения соотечественников и в упрощенном порядке, то есть без 5-летнего проживания в РФ, получить гражданство РФ, у них оказались свои трудности, изматывающие нервы и психику. Ибо вышеназванная госпрограмма в нашем регионе имеет свои особенности, неполноценная: сначала беженец обязан заиметь жилье (по договору найма или поселиться у родственников, или приобрести в собственность, но на последнее нет средств); постоянно проживать в этом жилье; официально найти работу (по трудовой книжке) с ежемесячной зарплатой не ниже прожиточного минимума. Но где такую работу найдёшь в юго-западных, неблагополучных, районах региона?! А не имеешь жилья и работы – забудь о госпрограмме.

По этому поводу было множество обращений в наш пункт: что делать? Ведь без российского гражданства беженцам выезжать из Брянского региона на работу в другой регион нельзя? Тупик! Из бесед с миграционными чиновниками в Брянске можно сделать вывод: они понимали и понимают ущербность, негуманность такой госпрограммы, но что-либо предпринять в интересах беженцев, каким-то образом улучшить эту госпрограмму, об этом, с их стороны, не было и речи. А их коллеги в районах, слепо следуя служебным инструкциям, не проявляли милосердия к несчастным беженцам, подвергая их административным штрафам, если, скажем, беженец просрочил на один-два дня подачу уведомления о постоянном проживании в РФ и справку из налоговой службы о доходах за минувший год (о средствах существования).

Брянскому пункту Сети «Миграция и Право» удалось спасти многих беженцев от неправомерных штрафов. К примеру, был спасен и Иван Кириков. При этом начальник отдела УВМ прислал в наш пункт подробный мотивированный ответ о невиновности беженца и об отмене штрафа.

Несмотря на неимение работы с достойной зарплатой, нам всё-таки удалось трудоустроить многих беженцев, и они стали участниками вышеназванной госпрограммы, получили российское гражданство.

Больше всего наносит вред беженцам непрофессионализм миграционных чиновников. Вернусь к обязательному предоставлению беженцами в УВМ подтверждений о доходах, то есть надо доказать, что в минувшем году они имели законные, достаточные источники существования. В одном из районов отделением УВМ руководил бывший участковый полицейский, который признавал, в силу незнания соответствующих законов и подзаконных актов, только справки о доходах из налоговой службы. Беженцы (женщины) приезжали к нему из сел и деревень, привозили другие подтверждающие документы о доходах, а он, подобно унтеру Пришибееву, запугивал штрафами, лишением статуса ВУ, ВнЖ… И – наказывал штрафами, упиваясь своей властью. Они уезжали домой в слезах.

Борьба с этим чиновником, принесшим много вреда беженцам, закончилась нашей победой: его лишили должности.

Много возникало (и – возникает!) проблем у беженцев, если, не дай Бог, просрочен украинский паспорт; если не вклеена в него фотография по возрасту; если в фамилии или в имени не та буква, как в свидетельстве о рождении; если неточно сделан перевод документа с языка страны исхода на русский язык; если нет подтверждающего документа о добрачной фамилии или о расторжении брака… Сотни «если»! И, надо же, несмотря на то, что беженцам предоставлен статус ВУ, что им нельзя выезжать из России, часто миграционные чиновники требуют, чтобы они возвратились в страну исхода, «выправили» бы там все свои документы и вернулись обратно.

Множеством настойчивых письменных обращений, прежде всего, в администрацию Президента РФ и в Главное УВМ МВД РФ, причем, часто повторных по одному и тому же делу, Брянскому пункту Сети «Миграция и Право» удалось добиться того, что у многих и многих беженцев были решены проблемы с документами (без выездов в опасные, нестабильные зоны Украины). Представьте, одну из беженок, даже находящуюся на последних месяцах беременности, принуждали ехать за справкой в Луганскую область, в зону боевых действий…

Хотя местные чиновники могли бы, во многих случаях, положительно решить вопросы беженцев, без указаний свыше, из Главного УВМ. К примеру, добрачные фамилии можно было бы подтвердить совокупностью других имеющихся у беженцев документов…

А в брянских СМИ: «Жить в России, растить детей, получать достойную зарплату – все это привлекает в нашу страну немало граждан бывших советских республик… Вступая в программу соотечественников, беженцы и мигранты в короткий срок получают российское гражданство…»

Но, как пел В. Высоцкий: «Всё не так, ребята, всё не так…» Прежде чем нам удается помочь нашим подопечным обрести статус гражданина РФ, много мук претерпевают они от общения с миграционными чиновниками.

К сожалению, во многих официальных СМИ содержится много недостоверной, некорректной информации о реальном положении дел с беженцами, много неточного, пафосного, медового… Мол, мы их с распростертыми объятиями, а они – вечно недовольны…

Приходится беженцам хлебнуть горя полной мерой от нежелания чиновников разумно вникнуть и решить их жизненные вопросы. Ведь потерять благоустроенное жилье, любимую работу, годами нажитое имущество, денежные средства, потерять родных и близких в стране исхода – это трагедия, это, как говорят в народе, хуже пожара.

«Мемориальские хроники», выпуск 4 (34), апрель 2019 года

Рекомендувати цей матеріал
При передруку посилання на khpg.org обов'язкове. Думки і міркування авторів не завжди збігаються з поглядами членів ХПГ
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль