MENU
Документирование военных преступлений в Украине.
Глобальная инициатива T4P (Трибунал для Путина) была создана в ответ на полномасштабную агрессию России против Украины в феврале 2022 года. Участники инициативы документируют события, имеющие признаки преступлений согласно Римскому уставу Международного уголовного суда (геноцид, преступления против человечности, военные преступления) во всех регионах Украины

Уничтоженное место работы и расстрелянная мать. Последствия русской оккупации тростянчанина Сергея Пентина

22.01.2023    доступно: Українською | in English
Денис Волоха

Сергей Пентин работал на шоколадной фабрике ПАО (приватное акционерное общество) “Монделис Україна” в Тростянце. После оккупации русские военные разместились на предприятии. В конце концов бисквитный цех, в котором Сергей работал учетчиком, полностью сгорел, а Сергей — потерял работу.

Но, среди прочего, русские расстреляли шестидесятилетнюю мать Сергея, Алену, когда та пыталась попасть в больницу. Алена более двадцати лет работала руководителем местного коммунального предприятия.

“19 марта мои мать с отцом находились в Тростянце, в селе Никитовка. Мама заболела, и они были вынуждены обратиться в больницу за помощью. В то время не было никакой информации, что возле больницы есть блокопосты и военные. Они пошли в больницу, а по ним открыли огонь из БМП. Мама погибла от стрелкового оружия. На месте”, — рассказывает Сергей Пентин.

Сергей думает, русские просто открывали огонь по каждому, кто к ним приближался, независимо от того, кто подходил к их позиции.

© Денис Волоха/ХПГ

“Без разбора: гражданские, не гражданские, военные. Просто стреляли во всех, кого видели. К сожалению, когда шли родители, они их [русских военных] не видели, военные были за деревьями. А их [родителей] было видно — и в них просто начали стрелять”.

Украинской армии силами 93-й механизированной бригады, Терробоны и других подразделений удалось быстро выбить русских из Тростянца: уже 26 марта 2022 года над городом подняли украинский флаг.

Несмотря на то, что шоколадная фабрика возобновила работу, вопрос о восстановлении бисквитного цеха не стоит.

 — Что они делали на фабрике? Это был штаб, они хранили боеприпасы?

 — Не штаб, а, скорее, перевалочный пункт. То есть там собирали боеприпасы, размещали технику на территории, прятались. Большое помещение, где можно разместить много людей и спрятать технику. Никто ни о чем не договаривался, они просто пользовались тем, что территория фабрики пустовала, заезжали на танках, БМП, забор сломали — “самоуправствовали”. Не было необходимости с кем-то договариваться, когда в руках оружие.

© Денис Волоха/ХПГ

© Денис Волоха/ХПГ

Когда мы записывали интервью, Сергей еще получал выплаты от бывшего работодателя, за что был благодарен. Во время оккупации в Тростянце были перебои со светом и пропадала связь. Со слов Сергея, именно отсутствие информации было одни из самых сложных испытаний: “Когда ты не знаешь, что происходит вокруг, когда никто не выходит на улицу. Только слухи. Отсутствие связи — самое сложное во время оккупации. Слава богу, по сравнению с другими случаями, она не была длительной”.

Несмотря на то, что русские из четвертой танковой Кантемировской дивизии пробыли в городе только месяц, последствия их присутствия заметны до сих пор: центральная улица и вокзал разрушены основательно. Скрученный от огня вагон до сих пор стоит рядом с поездами, которые приезжают на станцию.

© Денис Волоха/ХПГ

© Денис Волоха/ХПГ

© Денис Волоха/ХПГ

 — Вы изначально не думали выезжать из города?

Да, не собирались до последнего. Я в итоге поехал. А вот родители мои не захотели и остались в Тростянце. Ни на какие уговоры не поддавались.

 — Что вы чувствуете сейчас по отношению к русским — к армии, которая убила вашу мать?

Вопрос риторический, конечно же. Тяжело сказать на самом деле. Не хочу обобщать, но в данном случае именно коллективная ответственность всех русских — наверно, только так.
Убивают военные, приезжают сюда, стреляют. Но они делают это за деньги государства, за деньги тех людей, которые пассивно все это поддерживают. Развязывая руки тем, кто отдает приказы. Должны будут смениться поколения людей, чтобы отношение украинцев к русским изменилось. Чтобы утихла боль в сердцах людей, которые пострадали от бомбежек и смертей.

© Денис Волоха/ХПГ

Сергею Петину, Игорю Иванову и другим пострадавшим от войны жителям Тростянца Харьковская правозащитная группа предоставила материальную помощь и собрала документы для подачи в международные суды.

В течение одного дня на выездной прием пришло 40 человек — жителей, которые пострадали больше всего. Каждый из них потерял близкого человека, дом. Кто-то подорвался на мине уже после деоккупации.

 Поделиться