пошук  
версія для друку
18.01.2008 | Галя Койнаш

Польза от головной боли

   

Предчувствую, что вот-вот обрушатся на мою голову яйца или помидоры (надеюсь, виртуальные) и праведный гнев, но, тем не менее, одного беглеца с омерзительной идеологией нам всем стоит поблагодарить. Прицелились?  Погодите, это не покушение на устои государства и не печальный недостаток патриотизма.  Это ясное осознание того, что российские власти, кинувшиеся ловить одного политически неугодного юнца, преподнесли Украине ценнейший тест на зрелость.

В понедельник народный депутат Геннадий Москаль критиковал в мягкой, правда, форме правозащитные организации за их защиту Михаила Гангана.  В этой деятельности нардеп усмотрел непоследовательность и пренебрежение интересами Украины.  Не совсем ясно, говорил ли он о конкретных организациях, или вообще. Но поскольку любой правозащитник, по определению, выступает против экстрадиции лица, ищущего политическое убежище до официального рассмотрения его ходатайства, то я здесь попытаюсь ответить на критику.

Как известно, Михаил Ганган является активистом запрещенной в России Национал-большевистской партии (НБП).  Его задержали сотрудники МВД Украины 31 декабря 2007 года по запросу из России. Несмотря на ранее поданное заявление в УВКБ ООН о предоставлении ему статуса беженца в Украине, суд санкционировал его арест на 40 суток. Это решение было обжаловано, и, отчасти благодаря усилиям правозащитников, апелляционный суд освободил Гангана из-под стражи. На самом высоком уровне было заявлено, что не может быть и речи о его выдаче, пока не будет рассмотрено его ходатайство о предоставлении статуса беженца. Тем временем споры об этом деле на многих Интернет -форумах разгорелись нешуточные.

Господин Москаль заявил в понедельник (http://human-rights.unian.net/ukr/detail/186868 ) что: "хотел бы, чтобы наши правозащитные организации, которые выступили в защиту Гангана, добились осуждения группы из Евразийского союза молодежи, которые в прошлом году приехали из России и надругались над государственными символами Украины на Говерле. Тогда действия этих правозащитных организаций были бы понятными, адекватными и последовательными. Ведь должен быть одни закон для Михаила Гангана и для тех, кто совершил преступление по отношению к государственности Украины ".

Уважаемый Геннадий Геннадиевич, неужели Вы всерьёз думаете, что найдёте хотя бы одну правозащитную организацию, которая бы не осудила, ясно и однозначно, позорное осквернение государственных символов на Говерле?  Что это отвратительно, ясно, что это уголовно наказуемое деяние, тоже не вызывает никаких сомнений, и если это действительно работа активистов ЕСМ, то они должны быть наказаны. Вопросов нет, кроме, пожалуй, одного: чего Вы от нас ждете? Не нам же подавать запрос об экстрадиции, и, тем более определять, вместо суда, степень их вины!

Проглядывается, конечно, весьма сомнительное умозаключение, что раз мы выступаем против экстрадиции Гангана, мы тем самым выражаем поддержку его идеологии. Не говоря уже о том, что связь между НБП и ЕСМ, на которую Геннадий Москаль, вместе со многими, явно намекает, давно уже отсутствует, сегодня, насколько мне известно, они – злейшие враги

22-летний Михаил Ганган заочно приговорен к трем годам лишения свободы.  В 2004 г. он вместе с другими нацболами принял участие в мирном захвате приемной Администрации президента России. За ту незаконную, но ненасильственную политическую акцию, отсидев уже год под стражей, он получил трёхлетний условный срок. В 2007 г. против него было возбуждено новое уголовное дело в связи с организацией "Марша несогласных" в Самаре. Его обвинили в нарушении правил отбывания условного наказания.

Крайне трудно сомневаться, что новый и уже реальный срок лишения свободы не связан с оппозиционной деятельностью молодого человека. Все это смахивает на расправу за политические убеждения. Ведь в любой демократической стране делают всё, что возможно, чтобы не осуждать молодых ребят на тюремное заключение.  

Должна ли я разделять его взгляды, чтобы это понимать?  Ни на секунду.

Есть ли взгляды настолько отвратительные, что можно их носителя экстрадировать без рассмотрения ходатайства о предоставлении убежища?  Нет таких взглядов. 

Есть преступления, оговоренные в соглашениях о выдаче. Будем надеяться, что украинским властям так же трудно, как и нам, поверить в то, что проступок Гангана подпадает под такую категорию преступлений.

 Михаила Гангана нельзя выдавать в страну, где он может подвергаться преследованию за политические убеждения, какими бы омерзительными мы их ни считаем. Это прямое нарушение украинского законодательства и международных обязательств. 

Правозащитников также обвиняли в нехватке патриотизма.  Неужели твёрдое убеждение, что Украина, как любое правовое государство, должна соблюдать международные обязательства по защите прав соискателей убежища, свидетельствует о недостаточном патриотизме и пренебрежении интересами государства?

Подозреваю, что не одному врачу приходилось спасать жизнь человеку, чьи убеждения или поведение он полностью осуждает.  Вряд ли кто-нибудь приветствовал бы ситуацию, где правоохранительные органы  имели право сами решать, кто заслуживает защиты, а кто нет. 

То, что мы соблюдаем цивилизованные нормы, вовсе не означает, что мы не можем защищаться. Наоборот, мы просто обязаны принимать все меры, в том числе и законодательные, чтобы адекватно реагировать на все случаи разжигания ненависти или другую преступную деятельность.  Стоит отметить, что правозащитники давно уже предлагают изменения к некоторым положениям Уголовного кодекса, как раз, чтобы усилить защиту от дискриминации и ксенофобии.  Нам представляется, что это вполне в интересах Украины и её населения.  

Обидно, не скрою,  видеть, сколько маразма в этом свете, сколько желающих отказаться от свободного мышления и подписаться под какими-нибудь ограниченными лозунгами. Увы, нам приходится либо мириться с существованием взглядов,  которые нас поражают своим мракобесием, ради демократии и плюрализма, либо пытаться управлять демократией. К чему это ведёт можно понять, даже не заглядывая в книги по истории. И к великому сожалению, третьего не дано.

Осознание того, что Михаила Гангана нельзя выдать тем, кто его преследует за его оппозиционную деятельность, предоставление ему политического убежища покажут мировому сообществу, что Украина вырвалась из-под гнёта старых советских взаимоотношений и идеологических штампов, и что возврата нет.  Это служит самым заветным интересам независимой и свободной Украины.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори